«За столом»


Дорогие друзья, продолжаем рубрику «Музейный словарь»…

      Для трапезы в хантыйских и мансийских домах к нарам придвигали низенький столик со столешницей из досок – «пасан».

      Первыми за стол садились взрослые мужчины во главе с хозяином дома. Лишь после того как поедят мужчины, наступала очередь детей и женщин. Такой порядок приходилось соблюдать в больших семьях, где было много народу. Здесь отчетливо сказывался статус мужчин-охотников – ведь от того, будут ли они сильными и здоровыми, зависит благополучие всех членов семьи, поэтому накормить их нужно в первую очередь. Если семья была невелика, без гостей за стол садились все вместе. Но женщины и дети должны были сесть по старшинству и так, чтобы оказаться к двери ближе мужчин.

      За еду принимались также по старшинству, начиная с хозяина дома. Это правило соблюдали даже тогда, когда просто приходилось пить воду. Нельзя подавать ее кому-либо, предварительно отхлебнув и тем самым нарушив порядок. Если кто-нибудь поступал наоборот, ему говорили, что когда-нибудь он попадет в такое место, где будет мучиться от жажды. Ребятишек учили вести себя за столом сдержанно. Не полагалось ничего просить. «За столом не потягиваются – бедным будешь». Запрещалось разговаривать за трапезой, а уж тем более относиться к еде неуважительно – ронять и разбрасывать пищу.

      Обычный порядок трапезы был такой. Вначале, в зависимости от времени года, на столе появлялись строганина или свежая рыба и чай, потом – отварное мясо или рыба. После мяса пили бульон или уху, наливая их в круглые миски – «енг танг аны» - и закусывая хлебом.

       Основной прием пищи приходится на вечер, когда из леса, с рыбалки или от оленьего стада домой возвращались мужчины. Утром обычно на столе были чай и вчерашнее мясо. В течение дня могли несколько раз пить чай с вяленой или сушеной рыбой, ягодами и лепешками.

       Если приезжали гости или просто останавливались на ночлег незнакомые люди, их угощали самым лакомым, что было в доме, перед чаем – закуской из строганины, вяленой икры и рыбы. Варили свежую рыбу или мясо, ставя перед гостями почетные куски оленьей или лосиной туши – языки, глаза, почки. Это очень древний и повсеместно распространенный по Сибири и Северу обычай гостеприимства – каждый спутник мог рассчитывать на кров и пищу вдали от дома, платы за это не полагалось.

      Большую часть добычи – мясо оленя или лося, глухарей и тетеревов, вынутых из слопцов, принесенный с реки улов, разносили всем родственникам и соседям. Благодаря этому обычаю, в котле каждой семьи всегда были самое свежее мясо и рыба. Их получали те, кто в силу обстоятельств не мог охотиться и рыбачить самостоятельно: одинокие старики, женщины и дети, оставшиеся без кормильцев.

      Проходя мимо рыболовного запора на реке, путник мог взять из ловушек - морд рыбу даже в отсутствие хозяев, но лишь столько, сколько нужно для дневного пропитания. При необходимости разрешалось извлечь тушку глухаря или тетерева из слопца, взять часть чужого охотничьего запаса, оставив соответствующий знак.

     А уж обогреться и переночевать в чужой промысловой избушке мог каждый – для этого там всегда оставляли запас дров и съестного.

     Это отголоски тех форм распределения пищи, которые зародились в древних охотничьих сообществах. Добыча каждого охотника становилась общим достоянием независимо от возраста, пола и реального участия людей в промысле. В суровых условиях    Севера эти обычаи были условием выживания всех – от мала до велика. По сей день их соблюдают пожилые люди на угодьях и в малых селах.

     Оказывается, что за маленький столик, который едва помещается у края нар, «усаживались» не только члены одной семьи, но и все жители пауля и даже посторонние люди, оказавшиеся вдали от дома.

Подготовила: Методист Музея истории и ремесел Советского района Володина Д.А.

Источник: "От печки", Е.А. Оборотова